?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Генерал-лейтенант Римский-Корсаков Владимир Валерьянович.
Альбом фотографий русского генерала или Деда, как любя называли его кадеты Крымского (Югославия) и Версальского кадетских корпусов, где Владимир Валерьянович был директором. Крайне редкие снимки из личного альбома генерала о жизни и быте кадет Версальского корпуса.
Генерал-лейтенант Римский-Корсаков Владимир Валерьянович



Версальские кадеты из цикла "Русские без России" Никиты Михалкова - хороший видеорассказ об истории русских кадет во Франции:

Биография Владимира Валерьяновича Римского-Корсакова (1882 — 1933, Вилье-ле-Бель, Франция) — генерал-лейтенант, директор единственного во Франции русского кадетского корпуса.

* 1877 — Окончил Петровский Полтавский кадетский корпус.
* 1879 — Окончил Алексеевское военное училище. Выпущен в лейб-Гвардии Павловский полк.
* Окончил Военно-Юридическую Академию.
* Перешел на службу в Военно-Судебное ведомство.
* Перешел на службу в Военно-Учебное ведомство.
* Инспектор классов 1-го Московского императрицы Екатерины II кадетского корпуса
* 1904—1918 — Директор 1-го Московского императрицы Екатерины II кадетского корпуса.
* 1 сентября 1920 — 11 декабря 1924 — Директор Крымского кадетского корпуса.
* 1930—1933 — Директор Кадетского корпуса им. Императора Николая II (Вилье-ле-Бель, Франция).

Умер во Франции от рака желудка.

Список Директоров, Воспитателей и Преподавателей в Корпусе имени Императора Николая 2-ого во Франции
( Villiers-le-Bel 1930/36 - Versailles 1936/56 - Dieppe 1956/62 )
(Liste des Directeurs, Educateurs et Professeurs au Corps des cadets russesen France depuis 1930 à 1962)

Директора:
1930-1933 Генерал-лейтенант Римский-Корсаков Владимир Валерьянович
1933-1940 Генерал-майор Врасский Иеремия Яковлевич
1940-1942 Генерал-майор Лебедев Олег Иванович
1942-1947 Действительный статский советник Штемберг Николай Константинович
1947-1949 Генерал-майор Выгран В. Н.
1949-1950 Князь Друцкой
1950-1959 Дурасов и полковник Апрелев Г. А.
1959-1964 Галушкин Н. В. и полковник князь Ханыков

Воспитатели:
Генерал-майор Лебедев Олег Иванович (преподаватель военной истории, спорта)
Капитан Маевский Владислав Владиславович
Полковник Л.-Гв.Литовского полка Климович Георгий Феликсович (военный инструктор)
Лейтенант Калинович Борис Александрович (преподаватель рисования)
Старший лейтенант Блохин
Шимкевич Сергей Александрович
Полковник Приходкин Борис Дмитриевич
Поручик Книжников Степан

Преподаватели:
Манакина Ольга Владимировна – французский язык
Маевская Зинаида Владимировна – немецкий язык
Дулгова Елизавета Степановна – сестра милосердия
Мореходов Леонид Константинович – профессор математики
Волошин Павел Федорович – профессор пения
Отец Зосима – Закон Божий
Полковник Эргард – заведующий хозяйством
Прасолов Афанасий – заведующий чистотой
Mr Bigeon de Guernel - французская история
Mr Webb - англиский язык
Mr Severac - история и география
Mr Boucher - матем, физика, химия
Mr Stewart - английский язык
Mr Mangin Lecreux - англиский яз.
Mr Roger - французская литература
Mr Chantrier - французская литература

Улицы Версаля

Из дневника Протоирея Александра Шмемана:

Конец декабря 1920 года. Суровая снежная зима.
Маленькая железнодорожная станция в Словении (Югославия), скорее полустанок с длинным названием «Свети Ловренц на Дравеком Полью», где остановился наш товарный поезд, который привез нас в это заброшенное место.
Рядом старый австрийский лагерь Стрнище, окруженный лесами, занесенный снегом, ставший на два года прибежищем для нас кадет, прибывших из России.
Грязные, давно перемонтированные бараки, в которых еще недавно жили военнопленные. Когда мы поселились в них, там свободно разгуливал холодный ветер. Кровати без матрасов, без подушек и одеял, спали но раздеваясь, укрывшись только шинелью. Нас приехало около шестисот кадет — это был Крымский кадетский корпус. Там можно было найти представителей почти всех кадетских корпусов России. За спиной у них была пережитая революция, годы гражданской войны, эвакуация. Многие из них с оружием в руках участвовали в борьбе с красными *).
Жизнь кадет
Среди них были часто изломаные, уже пережившие трагедии, рано успевшие познакомиться с теневой стороной жизни и со всем тем отрицательным, что несет с собой гражданская война и, конечно, отвыкшие от школьной скамьи. Это была вольница — Запорожская Сечь, — которую обуздать и с которой справиться было не так просто. О дисциплине старых кадетских корпусов нельзя было и говорить.
В общем пришлось все создавать наново: воспитывать, т. е. укреплять пошатнувшуюся мораль и дисциплину, а также создавать условия, в которых можно было бы жить и заниматься. И нужно признать, что довольно быстро были достигнуты большие результаты и в этом заслуга, в первую голову, нашего директора, генерала Владимира Валерьяновича Римского-Корсакова, в кадетском обиходе просто нашего «Деда».
Генерал-лейтенант Римский-Корсаков Владимир Валерьянович
Большой русский патриот, хороший и отзывчивый человек, выдающийся педагог, гуманный и просвещенный, он старался воздействовать и, если нужно, перевоспитать не палкой, а добрым словом, советом и лаской. И как это помогало и чувствовалось теми, кто в те тяжелые годы очутился под его крылом.
Генерал-лейтенант Римский-Корсаков Владимир Валерьянович
У него длинный жизненный путь: Полтавский кад. корпус, Александровское Военное училище в Москве, которое он оканчивает в 1879 г., потом Лейб-Гвардии Павловский полк. Но его не удовлетворяет карьера обыкновенного гвардейского офицера и он оканчивает Военно-Юридическую Академию и переходит на службу в Военно-Судебное ведомство. Будучи уже военным судьей, но чувствуя влечение к педагогической деятельности, он переходит в Военно-Учебное ведомство, где и находит свое призвание.
Он получает назначение в 1-ый Московский кад. корпус, сначала инспектором классов, а потом директором корпуса, которым руководит до самой революции.
Потом, уже в изгнании, наш Крымский кад. корпус и наконец Корпус-Лицей в Виль-ла Бэль под Парижем, где он 8-го ноября 1934 года умирает, там же он и похоронен.
Генерал-лейтенант Римский-Корсаков Владимир Валерьянович
У каждого из нас, его питомцев, есть что рассказать о нем и помянуть его добрым словом.
В первый год в Стрнище не хватало учительского персонала, поэтому и Деду пришлось преподавать. Помню его уроки по русской истории. Классных помещений первый год у нас не было, но погода стояла теплая и потому уроки проводились просто в лесу, где мы, окружив его, сидя на земле, слушали его увлекательные рассказы о Иване Грозном, Смутном Времени, о Минине и Пожарском. С того времени у многих из нас появился интерес к нашему прошлому и любовь к русской история.
Жизнь кадет
Помню в нашем бараке его вечерние чтения вслух “Князя Серебряного» Алексея Толстого, а потом только что вышедшего романа П. Краснова «За Чертополохом».
Интересных для нас подростков книг было наперечет, а ему хотелось нас с ними познакомить, главное же нас занять и заинтересовать чтением книг. Читал он не только у нас, но и в других ротах, а их у нас было пять. Можно только удивляться как он все это успевал.
ded (11K)Барак №20, где помещалась наша 3-ья рота, находился почти напротив маленького барака, где жил директор. Летом, под вечер, у открытого директорского окна собирались кадеты в ожидании когда дед начнет выдавать книги. Ему удалось вывезти свою небольшую библиотеку. Каждой книге на его полке, перед тем как ее дать кому- нибудь из кадет, он давал краткую, в двух словах, характеристику, часто в комическом тоне, вызывая смех у готовых всегда посмеяться кадет. Было весело, нескучно. Так прививалась любовь к книге.
Жизнь кадет

Выдача книг из библиотеки

Летом 1921 года, как следствие разорения гражданской войны, коммунистического хозяйствования и ко всему этому небывалой засухи, начался голод, который главным образом, задел Поволжье, одну из самых плодородных частей Европейской России. Люди тысячами умирали от голода. На Западе была организована помощь «Голодающим Поволжья». В этом приняла посильное участие и Русская эмиграция. Наш корпус тоже постановил (по предложению 1-ой роты) провести однодневную голодовку и деньги, за этот день съэкономленные, послать голодающим в Россию.
Кухня в этот день бездействовала, огни в печах потушены. Был конец лета, были каникулы, мы были свободны и предоставлены самим себе. В садах было полно фруктов, в полях созревала кукуруза, картошка. Соблазн был велик, голод давал себя знать и большинство из нас не выдержали и пошли «промышлять».
Наша компания в несколько человек, раздобыв то, что могли дать окружающие поля и сады, забрались подальше в лес, развели костер и устроили пиршество.
Воровством это у нас не считалось, скорее молодечеством; ведь какое же воровство для мальчишек залезть в чужой сад!
Вечером этого дня я проходил мимо директорского барака. Дед сидел у окна и подозвал меня.
«Ты ел сегодня?» спросил он меня.
«Никак нет. Ваше Превосходительство», отвечал я.
«Говори правду!»
— «Ел яблоки», частично признался я.
«Лазил в чужой сад?» Я промолчал.
«Это нехорошо, главное же не это, а то, что не сдержал обязательства, взятого всеми нами». Он помолчал.
«Ну, а сейчас голодный?» Я не отрицал.
Я тоже го«лодный», продолжал он, «но решил выдержать, а мои дочки соблазняют меня пирожками, принесли целое блюдо. Возьми их от греха подальше. Да не съешь все сам, поделись с другими. А блюдо принеси обратно, а то дочки будут ругаться».
Это, конечно, не точная передача разговора, а так, как она осталась в памяти.
Корпусная церковь
В начале моего 6-го класса, уже в Белой Церкви, я пережил большую неприятность, которая чуть не изменила течение всей моей дальнейшей жизни. Старшим кадетом выпускного класса «Владикавказцев», только что принявшим бразды правления от окончившего выпуска, был издан приказ по кадетской линии, в котором говорилось о товариществе и особенно напиралось на то, что драки и кулачная расправа должны исчезнуть из нашей жизни, а если таковые случаи будут иметь место, то они будут караться особенно строго **).
Жизнь кадет
На следующий день после этого приказа, я в запальчивости, забыв про приказ, не будучи драчуном по натуре, ударил моего одноклассника. Он уже несколько дней дразнил меня, приставая с какой-то глупой, казавшейся мне обидной, шуткой. Чем больше я раздражался и просил его отстать от меня, тем больше он приставал ко мне. Мой приятель, наблюдавший это, тоже возмутился и после меня тоже его ударил.
На следующий день по постановлению Старшего кадета мы были объявлены на «красном положении», т. е. нашим одноклассникам было приказано не говорить с нами, и на наши вопросы отвечать молчанием.
Это было большое и, как нам казалось, незаслуженное и оскорбительное наказание. Мы решили уходить из корпуса, о чем во всеуслышание заявили нашему воспитателю и ротному командиру. Мы считали; что т. к. у нас нет родителей, а нам уже семнадцать лет, то мы сами можем распоряжаться своей судьбой. Мы собирались ехать в кавалерийскую дивизию, которая в это время, приехав в Югославию из Галлиполи, находилась на постройке шоссейных дорог в Южной Сербии. Там мы предполагали поступить в ячейку одного из кавалерийских полков — это нам тогда казалось очень шикарно. Мы перестали ходить на уроки, а вместо этого отправлялись гулять в город. Один раз вернулись довольно подвыпившими.

Видя какой оборот принимает дело. Старший кадет снял с нас «красное положение». Наши одноклассники начали нас уговаривать оставаться в корпусе, но мы заупрямились и не хотели отступать.
Нас вызвал к себе директор, с каждым говорил по отдельности. Со мной он говорил больше часа.
Говорил не как строгий начальник, а как ласковый дедушка со своим, делающим глупости, внуком. Он говорил, что т. к. у меня родителей нет, то он заменяет их и несет за меня ответственность. Говорил, что если я теперь уйду из корпуса, то можно с уверенностью сказать, что я никогда не кончу среднего образования. Говорил, что война с большевиками временно (тогда мы все так думали) закончилась, что солдаты в данный момент не нужны; что молодежь из полков наоборот стремится попасть в университеты; что России нужны будут образованные и интеллигентные люди, а не недоучки. Говорил, что у каждого в жизни бывают неприятности и что через это нужно уметь пройти, а не легкомысленно ломать и портить свою жизнь.
Жизнь кадет
Он нас уговорил, и мы в конце концов остались. Вполне справедливо, за наши вольности и нарушение дисциплины балл за поведение был нам сбавлен на двойку (по двенадцатибальной системе), но, правда, потом наш нормальный балл был скоро восстановлен.
Я окончил корпус, а. в дальнейшем и университет. Мой приятель был Старшим кадетом 2-го выпуска Крымского корпуса, потом окончил Югославянское Военное училище и стал офицером. И в этом заслуга, в первую очередь, нашего «Деда».

В одной из советских биографий Тухачевского, который в 1912 году окончил 1-ый Московский корпус, мы читаем:
«Директором Первого Московского кад. корпуса был В. В. Римский-Корсаков, родственник композитора, просвещенный генерал и благодаря ему корпус — одно из старейших военно-учебных заведений России — стал учебным заведением, по уровню знаний своих воспитанников, превосходящим гимназии и реальные училища».
(«Тухачевский». Лев Никулин. Москва. 1964 г. Стр. 24).
Могила генерала
Даже правоверный советский писатель не посмел в него бросить камень.
Эту выдержку я привожу как курьез. Их похвала, — для нас не похвала. Мы и без них знаем, кем был для нас «Дед» — генерал В. В. Римский-Корсаков и каковы его заслуги перед Россией.

Comments

( 2 комментария — Оставить комментарий )
angriff58
2 фев, 2010 20:53 (UTC)
Спасибо!
(Удалённый комментарий)
vadimus58
3 апр, 2011 19:58 (UTC)
Всегда рады :)
( 2 комментария — Оставить комментарий )

Latest Month

Август 2018
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 

Метки

Page Summary

Мои почитатели:

free counters
Разработано LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner